Zmey (the_sensate) wrote,
Zmey
the_sensate

Categories:

Отпусти меня, Хантер Томпсон. Нет, ну правда отпусти.

Второй день в мою дремоту пробираются какие-то люди-персонажи и музыка с игры. Отпускает и накатывает снова.
Может быть так совесть мне намекает, что я еще не выложил статьи.
А может меня просто капитально накрыло и я еще долго буду отходить...

Депп писал, что после "Fear and Loathing..." ему еще долго пришлось избавляться от привычек Томпсона. Мне же приходится переваривать манеры их обоих.
Но перейдем к сути.

"If I’d written all the truth I knew for the past ten years, about 600 people — including me — would be rotting in prison cells from Rio to Seattle today.
Absolute truth is a very rare and dangerous commodity in the context of professional journalism."
настоящий Хантер С. Томпсон
(Все статьи, так или иначе, основаны на реальных событиях. Публикуются в порядке написания.)



Святая дорога
(издано внутри Святого Лета)

Привет, «Святое лето». Здравствуй, безумная сучка. Я и мой верный «ремингтон» готовы вбить пару-другую тысяч типографских символов тебе в роскошный лобик.
Святое ли ты? Лето ли? Нет.
В таком урагане святость невинности выветрилась как позавчерашний «Бадвайзер». А все времена года смешались в монолитную фарш-лазанью. Завтрак чемпионов.
Но обо всем по порядку.

Старый. Новый. Орлеан.
Тут я начал свой путь. Когда людоеды в форме бортпроводниц выкинули меня из самолета в болотную жару, блядскую влажность и честную вудуистическую гниль. Гребанная погода этого гребанного города. Жара и холод сменяют друг друга в шустром и диком танце. Настоящая деревенская амбарная пляска.  Деревенщина.
В итоге оседлал блохастого и хватаю сухим ртом хлипкий ветерок, который ссыт мне в рожу приоткрытое окно. Прочь! Вон из этого города бабушкиных сказок, страшных до усрачки.

Странное дело, вижу как свинья насаживает негра на свою сальную дубинку. Слуга закона и ебанной справедливости. Неужели он по привычке? Рабское самосознание растеклось, словно чертов грипп по стране, континенту, планете.  Вот только хозяева другие.

Поезд. Радушный паспортный контроль. Какая тупость. Какого черта? Ведь было время, когда я мог бы ехать в повозке, запряженной живой тушенкой и самозабвенно вонять навозом навстречу неизведанным и диким землям.
Они заставили меня жрать сучий билет.

Железо, стиснутое деревом. Костыль прогресса. Но даже в пекле этого публичного ада из серы, пота и стенания, даже тут все еще встречаются большеглазые ангелы с лошадиными головами. А еще цирковые уроды, чешущие (не вру) промежность об дверь. И торговцы пыточными приспособлениями.
Америка, ты велика в своем безумии.

Потом еще один железный монстр. Некогда люксовый червь, жрущий людей как одуревший. Почему бы и нет. Пожрать.
Что за дела? Похоже, поезд укусил себя за жопу и гоняет по кругу. Только время летит. Вот мы проехали станцию без единого хуесоса. Неужели я проспал момент когда все человечество понемножку начало вымирать, пока этот колесный ублюдок сбрасывает калории времени со своих ржавых ягодиц.

Показалось. А было бы мило. Для разнообразия. Почему бы и нет.

Наконец приехал в… по фигу название… Мескавилль. Жду засранца. Надеюсь он не удолбался в говно и способен рулить. Бедный безумный ублюдок говорил что-то про мощный полет.  Наркота или обычный горизонтальный движняк по дороге? Может и оба.

Дорога. В чреве Большой Красной Трески. Она ворчит как жена и кашляет словно тухлый тифозник. Но куда прутся все эти бесчисленные гандоны рядом?  Вперед? Только чтобы не стоять. Иллюзия жизни.  Эти мысли убаюкали меня, а пробудил резкий поворот.

Сначала я подумал, что док на измене и гасит по полной программе от фараонов. Но нет, похоже он просто задумался.
Поплутали, встретили финальный аттракцион на это   м и без того развеселом пути. Матерь божья, американские горки для автомобилей. Красная Треска едва выдержала эти буераки и ямы. Дорога, которая ненавидит тебя. Зачем ты?

И вот, здравствуй, клоака! Клоунада. Пестрые дети. Рычащие самцы и пугливые зверьки.
У меня не так много времени, чтобы понять тебя. Не так много жизни.
Ты встретила меня, словно японская блядь, стыдливо прикрывающая личико веером. Нагнетаешь тайну? Мне нужны настоящие люди, а не эта мешанина теней на стене пещеры. Не эти шесть аморфных порций каши, которая стремится друг к другу, словно разумное марсианское желе. Стремится перемешаться, передружиться, переебаться, переспорить и переубивать друг друга. Чтобы снова стать единой массой человеческого бифштекса.

Нет, мои прекрасные. Мы еще станцуем самый нецензурный и нецензурированный танец. Начинаю охоту за личностями. За вашими драгоценными жизнями. За вашими историями.


Искренне ваш, Хантер.



P.S.  Не стесняйтесь, пишите под текстом ваши личные мысли и только что родившиеся слова.


Чмок-чмок, спящая красавица
(издано внутри Святого Лета)

9 утра или что-то вроде того. Мертвый штиль. Мертвый, святой, летний штиль.

И только брахманы, как вечная батарейка, как бесконечный поток реки сознания и самосознания – они упорно игнорируют комфорт неги сонного небытия. По крайней мере, некоторые из них. (выворачивая свою башку на 180 градусов, задним числом, можно предположить, что совесть была его будильником)

Но если жрецы выглядят в своей обычной седативно-экзальтрованно-снобской манере, то вот братишки и сестренки по счастью явно не в ладах с утром. Еще бы! Такой крезанутый катарсис требует капитальных вложений в организм. И даже если ты до припадочного состояния стимулируешь себя самыми яростными хохотунчиками и прочим химзаводом, то рано или поздно все равно получишь счет за электричество. В такой момент тебя просто выключает. А когда министерство самосохранения дает зеленый свет на возврат в реальность, то…
Короче, вот так и вылупляются в мир несчастные ловцы жемчуга. Мальчики и девочки, берегите себя и не забывайте – витамин С. Запасайте. Жрите. Не болейте по утрам.

Третьей проснулась проблядина-непогода. Сука ты злая!  Господь наш всемогущий не смог донести свой переполненный мочевой пузырь до своего божественного сортира. Прорвало старикана.

Грянул из всех орудий, словно его звали, гимн Соединенных наших Штатов. И, как легко догадаться, на звуки патриотизма, словно зачарованные флейтой крысолова, вышли гаши самые левые политически активные поселенцы. Глаза задумчивые и бессмысленные. Кажется, что они не вернулись еще к нам из тех времен, где свободу можно было грузить лопатой вне очереди, всем желающим.
Послушали и ушли. Все так же – не приходя в сознание.

И снова брахманы. Ребята капитально долбанулись и решили провести массовую зарядку. Здоровые уебки. Моя голова и трухлявые клешни отвалились  бы ко всем чертовым матерям от подобных упражнений. Вот кто готов к труду и обороне.
Если бы эти хитрованы захотели менять мир вокруг себя, вместо дачного домика у себя внутри, то сил бы им хватило на любую активную гражданскую позицию.

Хорошая армия – здоровая армия. Ну или как хочешь скажи. Почему бы и нет.

Где-то на горизонте взвился дымок самокрутки. Хиппи смело вышли встретить новый день в компании верного друга.

А где-то рядом возможно уже откупорил свою первую пивную бутылку байкер. И надраивает своего стального рычащего друга до слепящего блеска.

И диггеры делают… что бы они там не делали этим по утрам.
Вот странное дело, все упорно считают, что диггер равно халявная жрачка. Но что же на самом деле, что глубже? Надо бы их раскочегарить при случае.

А потом огласили закон о прессе...
Хотел бы прокомментировать его.

Я свой вялый хуй вам под носом вертел, пиздоблядовы говнари с капитолийской горки.
Вы – гниль.
 И весь ваш механизм скрипит уже так, что в другой галактике слышно. Удачно вам наебнуться.
Когда-нибудь.

Целую и обнимаю,
Хантер С. Томпсон


Одинокий ковбой
(издано внутри Святого Лета)

Жил да был один мальчик. Назовем его, положим, Скотт Питбуль. Почему бы нет.
Мальчик был нормальны такой, без лишнего говна в голове – только все то, что ему положили с собой в дорогу родители и государство. Самое нужное:
«Кушай кашу. Слушай маму. Люби свою страну. Слушай старших».
Обычный такой Джон Доу или Билл Аверейдж.

Ну и как любому гражданину, ему пришла повестка. Мол, такого-то числа тащи свою жопу в ближайший пункт приема человеческого гамбургера.  Танки сами себя не водят и ружья по волшебству не стреляют.
Пришел, не забоялся. Потом двинул куда сказали. Делал что приказывали. Стрелял в людей. Убивал, что характерно. Не без этого.
В общем, и тут все у него было ровно, как по сценарию среднестатистического романчика.
Без фанатизма.

Ну и выжил Скотти. Прошел джунгли. Вернулся.
И устроился на работу. Слесарем, грузчиком или на такси по вызову? Почему бы и нет. Вот тут у нас снова рефрен уже навязшей в зубах обычности.
Да только встретил как-то наш мистер Питбуль мрачного гандона, который послал в самую вонючую пизду всю систему норм и противовесов, которую мы гордо именуем Уголовный Кодекс.
Нет, он не воровал сортирную бумагу в уборных. Это был нешуточный злодей. С большой «Х».
И этот криминальный элемент буквально бельмом на глазу у Скотти набух.

Такая мысль все сверлила черепушку: «Я убивал узкоглазых желторотиков. И все было хорошо. А ведь среди них могли бы оказаться вполне нормальные пацаны. А вот тут, ублюдок гнилой ходит, явную хуйню делает.
У Скотта Питбуля, к слову, был в шкафу жирный черный магнум, хвала конституции.

Вышел тогда Скотти в полуденный зной, да перед салуном… И пристрелил говнюка, только мозги по мостовой.
Копы, конечно, немного огорчились и решили выкрутить яйчишки гордому творцу самосуда.

Не знаю что там в конце было. Укатали его на миллион лет строгача или же сразу всунули смертельную дозу электрификации. А может и руки коротки оказались. Хуй его знает.

Мораль истории придумайте сами.
Ваш Х.Т.


За решеткой радиатора
(издано внутри Святого Лета и за Стеной)

Отпуск никак меня не отпускает на заслуженный отдых. Даже тут, в удалении от сует мира, в спокойствии тихих пальм, даже в это место у черта на рогах до меня доносятся отголоски чужих проблем. Вот буквально сегодняшним днем мой старый товарищ прислал мне весть, которая заставила меня немедленно вгрызаться в нее до самой сердцевины истории.

Я говорю о Танцоре, лидере байк команды «Проклятые Ангелы». Я уже писал о них некоторое время назад. Найдите и почитайте, если интересно. Не о древностях сейчас речь.

Начну историю с самого конца.
Байк-герл по прозвищу Рэнди получила письмо от своего молодого человека, которого уже считала погибшим. Письмо столь интересно, что я просто его процитирую, а вы сами все поймете:

[…Рана оказалась пустяковой, но она еще не заросла, когда из меня стали тянуть показания против нас. Хотели, чтобы я написал: мы везли в Мексику большой груз шмали и сами первые начали палить в тех копов, которые будто бы были в форме…   …Копы сами меня не били, но поместили в камеру к таким типам, которые не особо даже скрывали, что просто делают за полицию грязную работу. Но потом меня вдруг перевели в другую камеру и перестали вызывать на допросы. Я ничего так и не подписал. Док сказал, почки могут восстановиться, и кости снова срастуться. Но что происходит и что будет дальше, я не знаю…]

Думаю, у вас возникли точно такие же вопросы, что и у меня в тот момент. Я начал расспрашивать Танцора. Вот эти волнующие детали…

Я: Как парень попал в тюрягу?
 Танцор: Он был вместе с нами, когда мы попали под обстрел. Его серьезно подстрелили. Видимо тут же его и повязали.

Я: Обстрел? Ты хочешь сказать, что кто-то на вас напал?
Т: Да, так и было. Мы ехали на встречу с бывшими членами клуба. Но мы ехали для разговора, не для драк. Но те ребята просто начали палить – совсем никакого намека на диалог.

Я: Что он имеет в виду, говоря в письме «стали первыми палить в копов, которые будто бы были в форме»
Т: Там были не только наши бывшие члены клуба, но и другие, переодетые под байкеров.

Я: Почему переодетые?
Т: Ну, когда мы начали после считать раны и вспоминать детали, то поняли, что рожи были знакомые.

Я: И кто же это был?
Т: Как минимум часть этих псевдо-байкеров, если не все, были копами. Мы, так или иначе, встречались с теми, кого узнали. И, скажу честно, у этих ребят не самая чистая репутация.

Если вы дочитали до этого момента, то у вас остались вопросы, на которые ни я, ни Танцор не знаем ответа.
Какого черта копы хранители «Закона» и «Порядка» творят такой беспредел и совершенно откровенно плюют на права человека? На конституцию, которую они должны защищать?
И, что самое интересное, почему письмо из тюрьмы, да еще с такими сочными подробностями, находит выход в мир и встречает того, кому адресовано?

Все это похоже на какую-то дикую схему. На бесчеловечную подставу.
Кому это выгодно? Зачем?

Я не знаю.
Но не могу не поделиться всем этим с вами. Слишком велик вес  у этих слов. Они давят.
И никаких выводов за вас я не делать не буду. Не в силах…


С уважением и в полном недоумении.
Хантер С. Томпсон


Пятиминутка поэтической патетики
(издано внутри Святого Лета)

Привет, мир. Привет, система. Прием-прием! Вызывает Хантер Томпсон.
Я хочу тебе подарить немого истинного наслаждения. Всоси своими трепещущими ноздрями аромат настоящей литературы.

Красавица Энни написала эти стихи, столь же прекрасные, как и ее личико.
Чмокните ее в щечку при встрече или обнимите.
Она охуенная.
Но хватит моей тупой трепотни. Вот она, самая важная часть этого текста:


Система, за что боишься
Ты лагерь «Святое лето»?
 Прислушайся, чуть подумай,
Что видишь плохого в этом?..
Мы песни поем, мы любим,
И мы не хотим конфликтов.
За что себя в войнах губим?
Кому навредили хиппи?
Поймите, все люди братья!
Законы свои смените,
Откройте скорей объятья
И новую жизнь начните!
         Энни Джонсон


На вороновом крыле
(издано внутри Святого Лета)

Ко мне подлетела черная птица и села на плечо…

А, к черту эту патетическую херню! Ваше пищеварение сейчас слишком расстроено. Вас мутит. Так что буду разжевывать.
Буду говорить проще. Понятнее. Но не гарантирую, что все поймут.

Итак, вороном в этой истории выступает девочка, которую вы знаете как  Полынь из брахманов.
 Ее имя за стеной - Виктория Эбсент Чейз... Отсутствующая Победа? Извините, увлекся.
Дочь мистера Чейза. Совладельца денежной ямы под названием «Морган и Чейз банк».
Дочь женщины по имени Вавонейса. В переводе - «Черная Птица». Из племени Кроу.

Браг брак не оказался для миссис Чейз даром небес. В итоге она нашла утешение в девяти граммах свинца. А малышка Полынь, в свою очередь, нашла мать с простреленной башкой, в обрамлении багряных пятен.  Что может подумать ребенок в такой момент? Что угодно.
В нашем случае крошка решила, что ее отец – чудовище. Что он недостоин любви.

Все, что может сделать ребенок, это пойти наперекор своей домашней системе. Бунтовать.
Принимать все то, что нельзя, но можно достать.
Конечно, в итоге случилась беда. Автокатастрофа, в которой погиб парень Виктории Эбсент. Сама же она пришла в себя уже на больничной койке. Как оказалось, заботливый папаша решил залечить не только тело дочурки, но и заодно избавить от наркозависимости. А чем у нас лечат пристрастие к препаратам? Правильно, другими препаратами.

Так бы и осталась девочка навсегда дружить с легальной химией, если бы однажды, как она говорит, в ней не открылась сила. Какая? Сами спросите ее. Сейчас это не так важно.
Важно, что Полынь перестала принимать лекарство, а потом и вовсе сбежала из психушки.
Как? Она говорит, что мир любит ее и в тот момент удача была на ее стороне от первого до последнего шага этого дерзкого побега. Ее полета по ветрам свободы.

Следующая остановка. Наша героиня нашла племя своей матери и встретилась с дедом. Который, так вышло, был шаманом. Он посмотрел на внучку и сказал, что ее путь был сложен и тернист, но именно этот путь ведет ее по дороге истинного шамана. И он готов помочь пройти оставшуюся часть пути. Научить, как должно и правильно.

Вот так наша Полынь стала настоящим шаманом.
Но если путь шамана она дошла до «выпускного экзамена» и успешно его сдала, то вот путь жизненный ее не окончен. Она полетела дальше.

Вот, что говорит она сама:
«Ветер ведет меня туда, где нужна моя помощь. И однажды привел сюда. Здесь собираются люди, которым слишком больно в этом мире. Я помогаю им.
А еще мне ведомо множество дверей. В том числе, дверь в Другое Лето… И вскоре я туда уйду.»

Я спросил: «А что если кто-то захочет пойти с тобой?»
Она ответила, что возьмет с собой любого желающего.


С любовью, незаслуженно обласканный вами
Хантер Стоктон Томпсон.


Шрамы на песке
(Писалось на диктофон непосредственно в момент описанных событий. Потом было обработано и перенесено в текстовой формат. Не издано. Пока.)

Дорогие добропорядочные американцы, вокруг меня совсем недавно раскидывался лагерь «Святое Лето». Да, я волею судеб тут. Вам уже должно быть страшно. Вы же знаете сколь ужасно это место.

 Пришел очередной день. Лагерь радушно встречает гостей. Гости входят строем и с оружием в руках. С дубинками. Со щитами. С дымовыми гранатами.
Их угощают коктейлями.
Все чинно, благообразно. Патриотично. Конституционно. Обещанная операция по удалению нарыва проходит прекрасно – хирургическое вмешательство производят с мясницкой уверенностью. Кухонными ножами и тесаками.

Вход в «Святое Лето» украшен баррикадами, цветами, рисунками, плакатами и американскими флагами. Въезжают бульдозеры. Многотонные хищники пожирают инсталляцию. Вижу американский флаг, застрявший в механизме тракторной гусеницы и, раз за разом, вминающийся в грязь.
Я сижу рядом, почти на пути. Интересно, чем это мне может грозить. Но я не собираюсь уходить, у меня отличный вид на происходящее.

Мешанина из ценностей, убеждений, надежд. Все это тут. Прекрасное, жаркое, святое лето. Лето где-то в недрах 60-х. Самое красивое время года. Для тебя, красотка Америка. Все для тебя. Радуйся страна. Радуйся своей вакханалии попранных свобод. Радуйся своей безопасности. Тебе же больше нечего бояться. Тебе ничего не грозит, ведь так?

Начинается вечеринка. Танцульки. Пляска. Dance Macabre.
С одной стороны четкий, стройный и упорядоченный гранд марш полиции.
С другой же стороны беспорядочная и хаотичная тарантелла детей.

Добропорядочные мясники. Простые люди, скрывающие за касками человеческое лицо, а за щитами кровоточащие сердца. Конечно, не у всех оно есть. Но у большинства же.
Тем не менее, люди обнимаются. Дубинки схлестываются с цветами. Хрустят кости, зубы. В землю валятся и впиваются люди. Втаптываются идеалы американской мечты. И делает это другая американская мечта.

Это апофеоз. Высшая точка.
Полицейские бьют, хватают и тащат встречных людей. Здоровые отволакивают раненых в сторону.
Мужчина в форме, явно ветеран Вьетнама, несет на руках девочку-хиппи. А за ними по земле распускаются крошечные багровые цветы. И кладет ее рядом лежащей без сознания женщиной. И эта женщина – герой войны, чье имя последнее время крутили в прессе на все лады.
Это лейтенант Харди. Вчерашний герой страны. Сегодняшний предатель.

Хаос достигает высшей точки. Истинное безумие. Первобытный суп, из которого уже ничего и никогда не родится. Потому он разлит и размазан по земле. Впитывается в благодатную американскую почву, обещая, что никогда и ничего хорошего не родится в ближайшие несколько десятков лет.

Но ведь и ничего плохого не родится. Так ведь?
Мои прекрасные сограждане. Вы будете сидеть на своих кухнях, ходить  друг к другу в гости. И восторженно говорить о том, как хорошо вам живется в этой замечательно стране. Все именно так, как должно быть. Ничего лишнего.

А вот, словно команды перед дружественным матчем, стоят люди. Стенка на стенку. С одной стороны девочки и мальчики в красочных одеждах. С другой – люди в строгой черной форме.
У хиппи в руках, цветы. Банально, да. Но что поделать.
Люди напротив готовы предложить им взамен то, что в руках у них. Дубинки, конечно же. Это все, что есть у них в руках.
Звучит как равноценный обмен.

Помощник шерифа, назначенный на службу в «Святое Лето», немного недоволен. Он пытался все это предотвратить, еще на входе. Решить конфликт миром, без лишней крови.
Он восклицает, обращаясь в сторону полицейских, что те нагадили на конституцию. Нет, что ты, друг. Всего лишь подтерлись. Большая разница.

В клещи взят автобус, на котором хотели сбежать те, кто не желал сражаться с полицией. В окна летят дымовые гранаты. А те трусы, что пытаются спастись бегством, получают по голове дубинкой. Так и надо! Мы не любим жалких слабаков.

Мимо проходит молодой человек, он выглядит потерянно. Я спрашиваю его:
- Скажи что-нибудь для прессы.
Он, с почти болезненной отстраненностью:
- Нас убивают. Убивают безоружных. Ни за что. Это пиздец.

Да ладно тебе, малыш. Так уж и безоружных. Вон же у вас какие-то палки в руках. Что ты мне рассказываешь сказки. Десять ваших могут легко забрать с собой одного подготовленного человека в форме. Ну, в крайнем случае, двадцать.

А тем временем дымовая завеса все гуще, газа все больше. Полиция работает без устали, как прекрасно смазанный механизм.
Чуть отступает, перегруппировывается и продвигается вперед.
Отступает, перегруппировывается и вперед.
Назад, пауза и вперед.

Словно огромная волна, которая неутомимо и беспрестанно накатывает на берег. Размывая на своем пути все песчаные замки, построенные этими глупенькими мальчиками и девочками.
Построенные на земле, которая пропиталась кровью, была отравлена газом, выжжена коктейлями молотова.

Так что, друг мой читатель, будь осторожен. Если в твоей голове зародится какая-то не та мысль. Что-нибудь с привкусом свободы. Если ты захочешь сказать что-то такое, что не понравится людям на Капитолийском Холме, то будь готов к тому, что твой дом и дома всех близких тебе людей будут втоптаны в землю, сожжены. Ибо не хуй выебываться.

Из-за такой фигни люди начинают бить людей. Вот как сейчас вокруг меня. Но, черт побери, это не Вьетнам. Тут американцы бьют американцев. Сосед идет на соседа. А может быть даже, почему бы нет, брат на брата.
В это свалке враги и друзья одной национальности, одного гражданства.
Происходит обычная гражданская бойня. Драчка. Потасовочка.

Просто в этой сцене «брат на брата» одни братья работают на государство. А другие, всего лишь, хотят жить в этом государстве так, как велит сердце. И кто тут прав?
Может быть, так надо. Вырвать с корнем сорняки инакомыслия и вольнодумства, чтобы потомкам стало легче жить. Ради будущего наших детей и детей их детей.

Но скажи мне, добрый читатель, где был ты, когда все веселье остановилось?
Что ты делал? Что кушал? Что тебе снилось? Какой подарок выбирал?
Ты ведь наверняка и не вспомнишь…


Дорогой офицер полиции, ответь мне, пожалуйста. Что ты скажешь своей жене и детям, вернувшись домой? Быть может, ты подойдешь к сыну и, заглянув ему в глаза, произнесешь «Билли, мальчик мой. Завтра в школе ты можешь смело рассказывать своим друзьям, что твой отец – герой. Он защитил будущее страны от врага внутри.»

Нет, ублюдки! Грязные хиппи. Вы не получите никаких свобод, которые вам обещано конституцией. Вы получите только те, которые мы разрешим вам иметь.

И вот, я вижу, как эти мерзкие ренегаты рода людского готовят ответное наступление.
Очень много лежащих на земле. И те, и другие. Тела всюду, со всех сторон.
И что? Этого ли ты хотела, Америка, когда тебя несколько сотен лет назад основали на этой земле? Основали руками таких же ублюдков. Бандитов. Беглецов. Мечтателей.
Тогда точно такие же люди сбегали на этот неизведанный континент, чтобы найти себе приют. Спасти свои другие мысли от окружающего и непонимающего их мира.

Но вот тут, старушка Америка, ты сдала позиции. Свою волшебную сказку, построенную с мыслью о свободе, ты обстругала, обтесала, залила в цемент и оградила колючей проволокой.
Тебе и правда был так сильно нужен это идеальной формы куб нейтрального цвета? Или не такого уж нейтрального? Ну разве что с легкой зеленцой.
Но как только на этом кубе кто-то начал рисовать завитушки и лепить розочки, то ты немедленно очистилась серной кислотой. Сожгла все неровности. Все мосты.

Ну что же, мы живем в прекрасную эпоху. Мир изведан. Никакой terra incognita. Никакого Эльдорадо.
Больше некуда бежать.

И упаси Господь наш всемогущий, если вдруг тебя посетит светлая и дерзкая идея. Тебе негде будет ее реализовать, дорогой мой друг.

Что же, неужели настоящую свободу нужно защищать с оружием в руках, окапывать рвами, возносить бетонные стены, ставить пулеметные вышки, расстилать минные поля?
Неужели нужно изолировать себя от мира?
Чтобы ни одна блядь не могла отнять у тебя то, что твое по праву – возможность быть собой.
Быть таким, каким ты хочешь быть.
А не таким, каким тебя хотят видеть.

Волна схлынула.
Отлив.
Кода.
Пока что Святое Лето еще стоит.
Надолго ли?
Конечно, нет.

Считаем дни, часы, минуты. Считаем потери.

А закончить я хочу словами нью-йоркской писательницы Эстер Пирс, приехавшей в Святое Лето за вдохновением для своей следующей книги. Вот что она шепнула мне вскоре после описанных событий:

«Люди, которые приехали сюда, стремились к свободе. Они были счастливы жить тут и хотели бы поделиться счастьем со всеми. Но они возвели стену между друг другом. И в результате постепенно потеряли связь между собой. Стена породила больше недопонимания. Она проникла в головы людей. Даже тех, кто считал себя свободным. Они не заметили этого. Они не заметили, как стремление нести мир и любовь, стремление дарить свет переросло в навязывание своих идей. С обеих сторон. И люди с обеих сторон стены стали бояться друг друга. Забывая, что все мы, прежде всего люди. Что наши желания похожи. Что мы все хотим одного – счастья. И пока существует эта стена страха, никто не может быть по-настоящему свободным и счастливым. Мы не сможем понимать друг друга.»


Напоследок,
Хантер С. Томпсон





P.S.
Если хотите несколько глубже погрузиться в написанное, то при прочтении включите фоном "Mr. Tambourine Man" Боба Дилана. Вдруг и для вас сработает...
Subscribe

  • (no subject)

    Он снова ушел. Теперь уже в самый последний раз.

  • Эээ... Нуууу... Мнэээ...

    Мимо проходил. Дай, думаю, освежу дневник. Освежил. Короче, все по канону:

  • Вопросное слово

    Скажите, люди добрые и не очень, а как бы мне сделать онлайн-справочник? Ну как, справочник - некий простой сетевой ресурс, структурированный,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • (no subject)

    Он снова ушел. Теперь уже в самый последний раз.

  • Эээ... Нуууу... Мнэээ...

    Мимо проходил. Дай, думаю, освежу дневник. Освежил. Короче, все по канону:

  • Вопросное слово

    Скажите, люди добрые и не очень, а как бы мне сделать онлайн-справочник? Ну как, справочник - некий простой сетевой ресурс, структурированный,…